Суббота, 20.07.2019, 09:01
Приветствую Вас Гость | RSS

Я родом не из детства-из войны.

Статистика

Дети в Блокадном Ленинграде

Понятия "дети" и "война" несовместимы! Однако юным ленинградцам-детям блокадного города - пришлось вместе со взрослыми перенести всю трагедию осажденного города. Детям было хуже, чем взрослым! Они не понимали, что происходит: почему нет папы, почему мама постоянно плачет, почему постоянно хочется есть, почему по визгу сирены надо бежать в бомбоубежище...Много детского почему? Но детским чутьём они понимали, что в их дом пришла большая беда. Город жил, сражался и ковал оружие для грядущей победы; вместе со взрослыми встали на защиту любимого города дети и подростки Ленинграда. Они встали к станкам на военных заводах, дежурили и тушили зажигательные бомбы на чердаках, выращивали овощи на полях совхозов, ухаживали за ранеными и больными, воевали в партизанских отрядах. Более пяти тысяч ленинградских подростков за мужество и героизм, проявленные в дни блокады были награждены медалями за оборону Ленинграда.

Когда в сентябре 1941 года замкнулось блокадное кольцо, в Ленинграде оставалось четыреста тысяч детей - от младенцев до школьников. Вплоть до декабря 1941 года по Ладоге пробивались к Ленинграду буксиры с баржами. К этому времени Военный совет фронта уже сделал все для подготовки будущей "Дороги Жизни”. 21 ноября 1941 года пошел, потянулся по первому льду конный обоз, вскоре пошли и автомашины, 60 автомашин двинулись к восточному берегу озера за мукой. Ленинград стал получать хлеб. Но потребовались недели и месяцы, пока на карточки стали выдавать не 125 граммов, а 200 граммов, а потом 300 граммов. Хлеб подвозили, пробиваясь через вьюги, минуя ледяные полыньи и трещины. ”Дорога Жизни” не сразу могла восполнить тающие запасы продовольствия в городе. Страна сдала Ленинграду все что могла. Эшелоны с подарками,партизанские обозы ростков. Естественно их хотели сберечь в первую очередь, стремились укрыть от обстрелов и бомбёжек. Всесторонняя забота о детях и в тех условиях была характернейшей чертой ленинградцев.

И она же давала особую силу взрослым, поднимала их на труд и на бой, потому что спасти детей можно было только отстояв город. А назад, из Ленинграда, машины увозили матерей с детьми. Самых бедственных. Двадцать тысяч солдат, офицеров, вольнонаёмных обслуживали "Дорогу Жизни”. Они делали всё что могли, да ещё и то, что невозможно в обыденной жизни. Героизм этих людей составляет одну из прекрасных страниц истории Великой Отечественной Войны. Они были герои - каждый опять-таки по-своему, своим отдельным, неповторимым поведением. Весной 1942 года в опустевшие, обезлюдевшие цехи предприятий пришли тысячи детей и подростков. В 12-15 лет они становились станочниками и сборщиками, выпускали автоматы и пулеметы, артиллерийские и реактивные снаряды. Чтобы они могли работать за станками и сборочными верстаками, для них изготавливали деревянные подставки.

Когда в канун прорыва блокады на предприятия стали приезжать делегации из фронтовых частей, бывалые солдаты глотали слезы, глядя на рабочие плакаты над рабочими местами мальчишек и девчонок. Там было написано их руками: "Не уйду, пока не выполню норму!”

И это так и есть; они - народ, они - будущее народа.

История  о Лёне Голике пионере-герое,в честь которого названа одна из улиц Ленинграда,вы можете прочитать в рубрике  "В партизанском движении".

Среди обвинительных документов, представленных на Нюрнбергском процессе, была маленькая записная книжка ленинградской школьницы Тани Савичевой. В ней всего девять страниц. Из них на шести - даты и за каждой - смерть. Шесть страниц - шесть смертей. Больше ничего, кроме сжатых лаконичных записей: "28 декабря 1941 года. Женя умерла... Бабушка умерла 25 января 1942 года, 17 марта - Лека умер, дядя Вася умер 13 апреля. 10 мая - дядя Леша, мама - 15 мая". А дальше - без даты: "Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня”. И так искренне и сжато поведала людям о войне, принесшей столько горя и страданий ей и ее близким, двенадцатилетняя девочка, что и сегодня перед этими строчками, старательно выведенными детской рукой, останавливаются потрясенные люди разных возрастов и национальностей, вглядываются в простые и страшные слова. Дневник сегодня выставлен в Музее истории Ленинграда, а его копия в витрине одного из павильонов Пискаревского мемориального кладбища. Не удалось спасти и Таню. Даже после того, как ее вывезли из блокадного города, истощенная голодом и страданиями девочка уже не смогла подняться. Трагедия этой семьи типична для блокадного Ленинграда: сколько погибло от голода людей, сколько вымерло семей.

Главным подвигом юных жителей города была учеба. Тридцать девять ленинградских школ работали без перерыва даже в самые тяжёлые зимние дни. Это было невероятно трудно из-за морозов и голода. Вот что было написано в отчете одной из таких школ - 251-й Октябрьского района: - "Из двухсот двадцати учащихся пришедших в школу третьего ноября, систематически продолжали занятия 55. Это одна четвёртая часть. Недостаток питания сказывался на всех. В декабре - январе умерло одиннадцать мальчиков. Остальные мальчики лежали и не могли посещать школу. Остались только девочки, но и те еле ходили”.

Но учеба шла. Шла и пионерская работа. В том числе сбор подарков - папирос, мыла, карандашей, блокнотов для бойцов Ленинградского фронта. А весной у школьников началась "огородная жизнь”.



Блокада


Ленинград,ты город-герой!
В дни печали и скорби с тобой
Каждый житель делил ту судьбу,
Что сплотила, вела на борьбу.

Было трудно, не спорит никто,
До победы пока далеко.
Но вернёмся к тем страшным годам,
Что известны в истории нам.

Тихо в комнате мальчик сидел,
На окошко с опаской глядел,
Было страшно ему одному
В ту холодную серую тьму.

Огляделся вокруг-никого
Одиноко,"поесть бы чего!"
Но за окнами вьюга метёт
И к нему уж никто не придёт.

А была большая семья:
"Мама, бабушка, дедушка, я
Три братишки, отец, две сестры"
Никого не осталось увы!

В горьких думах и муках, малыш,
Ты четвёртые сутки не спишь.
Остаётся тебе лишь одно:
Напиши на прощанье письмо!

Еле-еле поднялся он, встал,
На ногах совсем не стоял,
Лист бумаги нашёл, стал писать,
Чтоб чрез годы могли прочитать.

Мы, все дети огромной Земли,
Что в блокаду пришлось всем снести.
Чтобы каждый об этом узнал,
Вот, что мальчик токда написал:

"Если это прочтёте письмо,
То поймёте, что нет никого,
Рядом нет никого из живых.
Трудно жить одному без родных.

Вероятно, я скоро умру,
Но сначала я всем расскажу,
Как проходит тяжёлое детство,
Как варили обои, жевали ремни,

Как делились кусочками хлебца,
Как потом засыпали детишки одни,
Как в испуге стучало их сердце
Но такое должно быть бы детство?

Чтоб не слышали залпы орудий они.
Чтобы мины вокруг не визжали,
Чтоб машины, везущие хлеба мешки,
Самолеты врагов не взрывали.

По дороженьке жизни, сквозь холод и лед,
Нам везли и лекарства, и хлебы,
Чтобы многострадальный великий народ,
Мог дожить до весны, до победы!

Но не все доживут до победного дня,
А покуда- щиты и ограды;
Девятьсот дней блокада такая была,
Но мы верили- так было надо!

Не оставят нас воины, братья, отцы,
И спасут всех людей ленинградской столицы.
Но когда же войска
Нас избавят от всех нападений врага?

Доживут ли? Наверное, все таки нет..."

...............................................

Минута, другая- войска уж тут,
Прорвавши блокаду, идут и идут!
Помогут не всем,жаль не всех сберегут:
Мальчишку умершего в доме найдут.


Это стихотворение  написала Бурдуковская Екатерина, ученица 11 класса ЦО №1883.

 








Copyright MyCorp © 2019
Сайт создан в системе uCoz